Один из…

Какая-то жужжащая, как муха, мысль не давала покоя. Он пытался ворочаться и отгонять ее руками, зарывался от нее под одеялом, прятал голову под подушку, но жужжание не прекращалось. Пришлось вставать. Сунул ноги в тапки, почесал левую ягодицу, потянулся и пошел в направлении столовой. Столовой ему служил рабочий кабинет, который был завален книгами, свертками, свитками, бумагой и документами. Посреди этого хаоса стоял массивный стол, впрочем он тоже был завален, рабочей зоны оставалось совсем мало, но владелец стола к этому уже привык. Стены были увешаны полками, но и они были заставлены книгами и свитками. На потолке болталась люстра, с которой периодически свисал хвост его любимца. Хвост был полосат, гладиться не давал и вообще вел себя весьма своевольно.
Хозяин кабинета раздвинул тяжелые шторы и прищурился от ослепительно фиолетового рассвета. День обещает быть ярким.
“Надеюсь, когда солнце окончательно встанет, то разгонит всю эту фиолетовизну! — подумал Он. — Ненавижу фиолетовый!”
Лиловый глаз приоткрылся, понаблюдал за мыслями хозяина, оценил оригинальную прическу — милую примятость с одной стороны и бешеную взъерошенность с другой — и снова закрылся. Кончик хвоста дернулся, люстра покачнулась.
Когда взъерошенная голова развернулась к столу, там уже стояла крохотная чашечка с коричневым напитком. Стояла и увлекательно дымилась. Аромат дошел до носа Повелителя, и он уже начал забывать об отвратительности этого утра. Прошаркал своими плюшевыми тапками до стола, плюхнулся в удобное кресло, взял чашечку в руки и, прикрыв глаза, отхлебнул. И так бы просидел до обеда, если б не жужжание. Оно возобновилось. Мысль требовала внимания. И не желала ждать!
— Да чтоб тебя! — ругнулся Повелитель. — Не люблю я думать так рано!
Он начал шарить глазами по бумагам, лежавшим на его столе, — если есть мысль, значит где-то есть донесение. Маленький кусочек бумажки крепился к самому краю стола и никак о себе не давал знать. Повелитель, порядком раздраженный, оторвал его, прочитал и сорвался с места.
Вы когда-нибудь видели взъерошенное приведение? Тощий силуэт в белой ночной рубашке с клочками торчащих из головы волос бежал по коридорам в сторону высокой башни. Только вот цепями не гремел для пущего антуража.
А в башне тем временем мирно посапывал у себя в кресле Астроном. Он был длиннобород, длинноволос и абсолютно сед. Он кутался в синюю мантию с выбитыми золотыми звездами, а его синий колпак с такими же звездами уже почти съехал с головы, — таким его и застал Повелитель.
Повелитель вбежал шумно, говорить не мог, только лишь потрясал маленькой бумажкой и что-то мычал — запыхался. Астроном всхрапнул, открыл глаза и умилился зрелищу.
— Ну! Скажи мне! Это оно?
— Да, господин. Это оно. Звезда зажглась. И рядом уже даже появилось созвездие саблезуба.

Поделиться в соц. сетях:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • В закладки Google
  • LiveJournal

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *